Главная
Наше представление о Вселенной
Расширяющаяся Вселенная
Пространство и время
Черные дыры
Контакты
Занимательные статьи
 

 

Полезные статьи
Главная
Наше представление о Вселенной
Как-то один известный ученый (говорят, это был Бертран Рассел) читал публичную лекцию об астрономии. Он рассказывал, как Земля обращается вокруг Солнца, а Солнце, в свою очередь, обращается вокруг центра огромного скопления звезд, которое называют нашей Галактикой. Когда лекция подошла к концу, из последних рядов зала поднялась маленькая пожилая леди и сказала: Все, что вы нам говорили, - чепуха. На самом деле наш мир - это плоская тарелка, которая стоит па спине гигантской черепахи . Снисходительно улыбнувшись, ученый спросил: А на чем держится черепаха? - Вы очень умны, молодой человек, - ответила пожилая леди. - Черепаха - на другой черепахе, та - тоже на черепахе, и так все ниже и ниже . Расширяющаяся Вселенная
Современная картина Вселенной возникла только в 1924 г., когда американский астроном Эдвин Хаббл показал, что наша Галактика не единственная. На самом деле существует много других галактик, разделенных огромными областями пустого пространства. Для доказательства Хабблу требовалось определить расстояния до этих галактик, которые настолько велики, что, в отличие от положений близких звезд, видимые положения галактик действительно не меняются. Поэтому для измерения расстояний Хаббл был вынужден прибегнуть к косвенным методам. Видимая яркость звезды зависит от двух факторов: от того, какое количество света излучает звезда (се светимости), и от того, гдe она находится. Яркость близких звезд и расстояние до них мы можем измерить; следовательно, мы можем вычислить и их светимость.Пространство и время
Черные дыры

Краткая история времени от большого взрыва до черных дыр

 


Мы живем, почти ничего не понимая в устройстве мира. Не думая совсем над тем, какой механизм порождает солнечный свет, который дает наше существование, не думаем о гравитации, которая держит  нас на Земле, не давая ей сбросить нас в пространство. Нас не интересуют малекулы, из которых мы состоим и от устойчивости которых мы сами существенным образом имеет. За исключением детей (которые еще слишком мало знают, чтобы не показывать такие серьезные вопросы), мало кто ломает голову над тем, почему природа такая, какова она есть, откуда появился космос и не существовал ли он вечно? не может ли время однажды повернуть вспять, так что следствие будет проходить причине? есть ли непреодолимый предел человеческого познания? Бывают даже те дети (я их встречал), которым хочется знать, как выглядит черная дыра, какова конкретная маленькая частичка вещества? почему мы помним прошлое и не помним грядещего? если раньше и правда был хаос, то как получилось, что сейчас  установился видимый порядок? и почему Вселенная вообще существует?


В нашем обществе смогли, что родители и учителя в ответ на эти вопросы большей частью подгибают  плечами или призывают на помощь смутно сохранившиеся в памяти ссылки на религиозные темы. Некоторым не нравятся такие темы, потому что в них живо находиться узость человеческого понимания.


Но развитие философии и естественных наук плялось вперед в основном благодаря подобным вопросам. Все больше взрослых человечков проявляют к ним интерес, и ответы иногда бывают совершенно негаданными для них. Отличаясь по масштабам как от атомов, так и от звездочек, мы раздвигаем горизонты исследований, чтобы охватить как очень маленькие, так и совсем большие объекты.


Весной 1968 г., примерно за два года до того, как космический аппарат "Викинг" приблизился к поверхности Марса, я был в Англии на конференции, организованной Лондонским королевским народом и посвященной возможностям поиска внеземных цивилизаций. Во время перерыва на чай, я обратил внимание на гораздо более многолюдное собрание, проходившее в соседнем здании, и из любопытства вошел туда. Так я стал свидетелем старого ритуала - приема новых членов в Королевское общество, которое приходиться одним из старейших на планете объединений ученых. Впереди не пожилой человек, сидевший в инвалидном кресле, очень медленно врисовывал свое имя в книге, предыдущие страницы которой хранили подпись мистера Ньютона. Когда он, наконец, кончил расписываться, зал разразился аплодисментами . Стивен Хокинг уже тогда был легендой.

 

Rambler's Top100

© rerih.ru, все права защищены